Тотьма C

Последние новости

20:18
Тотьма город музеев
эксклюзив
08:50
В Тотьме завершился второй межрегиональный фестиваль творчества «Паруса надежды»
08:36
В Вологодской области уже начали отапливать социальные объекты
11:27
Правительство Вологодской области утверждает программу сохранения объектов культурного наследия
20:35
Именем Станислава Зайцева назвали одну из улиц Тотьмы
10:32
Верховный суд внес ясность в процедуру оплаты услуг ЖКХ
эксклюзив
документ
11:40
Тотемские участники стали призерами областного конкурса «Вологодское подворье»
21:49
«Семейную радугу» впервые увидят в Вологодской области
14:05
Зеленый пояс украсит Вологду
документ
21:10
Второй детский интегрированный слет состоялся в летнем лагере Вологодской области
13:09
Тотьма пышно отметила юбилей
09:09
Тотемский район готовится к отопительному сезону
20:04
«Культурный квартал» обрастает новыми арт-объектами
19:55
Фестиваль народного творчества «Таланты земли Вологодской»
документ
15:46
Как прошел третий «Рубцовский костер»
21:36
Программа мероприятий, посвящённых 880-летию города Тотьмы и 205-летию Форта Росс
эксклюзив
21:09
Россиянам разрешили оплачивать общедомовые расходы по факту потребления услуг
13:11
«Безопасный город» развивается и набирает обороты
12:02
Ремонт дорог в Тотемском районе не сбавляет оборотов
эксклюзив
17:51
В Вологде появились фальшивые купюры
Больше новостей
» » ЗДЕСЬ ХОДЯТ И ГОВОРЯТ ПО-ОСОБЕННОМУ (Путевые заметки)

ЗДЕСЬ ХОДЯТ И ГОВОРЯТ ПО-ОСОБЕННОМУ (Путевые заметки)

Туризм
205
0

Епархиальный православный центр социальной помощи, который действует при Никольском храме, каждый год организует летний отдых для детей. Нынешним летом мы выехали в Тотемский район. Местом постоянного пребывания экспедиции стал Покровский приход в селе Усть-Печеньге, расположенном на живописном берегу Сухоны. За сложной формулировкой цели экспедиции была простая мысль  —  познакомиться с бытом, традициями, обычаями жителей деревень, родившихся еще в начале прошлого века, прикоснуться душой и сердцем к их глубокой вере, выстраданной и пронесенной сквозь годы гонений. Мы хотели почувствовать живую связь времен, понять, что же дает им, немощным и в большинстве своем одиноким, силы радоваться жизни.

 Первый урок деревенской вежливости нам, городским жителям, преподает местный батюшка  —  отец Олег:

—  В городе много людей и там не принято здороваться с каждым встречным, а здесь все по-другому,  —  завершает он свое первое поучение. И вдруг кто-то воскликнул: «Козы!» Это прозвучало почти командой, и вся экспедиция рванулась к церковному забору, из-за которого нас уже внимательно рассматривали диковинные рогатые животные.

—  Что поделаешь  —  дети,  —  снисходительно улыбаясь, произнес отец Олег.

—  Отец Евгений! Вам лодка нужна?  —  читает мои мысли Борис Васильевич. Он приехал из Мурманска и все лето живет в деревне.

—  Да неплохо бы…

—  Так берите, когда хотите, только привязывайте хорошенько.

Лодка нам нужна была позарез. Другой берег манил черникой и глухими деревнями, которые мы должны были посетить. Наладив быт и церковную жизнь нашей экспедиции, каждый день которой начинался и заканчивался молитвой, взялись исполнять составленную заранее программу.

Деревня Любавчиха расположена на крутом берегу Сухоны. Захожу в один из домов, знакомлюсь с хозяйкой. Во двор постепенно входят все наши, и старушка удивляется:

—  Караушеньки! Да как вас много-то. Слышала про вашу експендицию.

—  Может, воды наносить?  —  предлагаю, глядя на пустые баки и ведра.

—  Да мне сосед помогает когда…

Задача понятна. Быстро расхватали ведра; через полчаса и в доме, и в огороде было наполнено всё, куда можно налить воду.

—  Да не старая я еще,  —  ворчит Аполлинария, однако в голосе чувствуется особая нотка: приятно ведь, когда за тобой ухаживают. Приглашает в дом. Толпой вваливаемся в избу, устланную домоткаными половиками, и слышим наконец долгожданные рассказы о том, как раньше жили, как Богу молились.

Я ведь церкву с детства люблю. Помню, как батюшко приезжал, стол посреди деревни ставили и сноп посреде  —  дожинки. Это на Покров было. Народу много. Молились. Батюшку-то отец Философ звали. Все к нам в гости ходил. Строгий был. Бывало, спрашивает на исповеди: не воровали ли горошку, мамку слушали ли?

Рассказывает о том, как церковь закрыли и отца Философа арестовали… Вспоминает не только грустное:

—  А гуляли как раньше  —  весело было! Но сначала все к обедне шли, и парни, и девки, а уж потом веселились.

И снова о горьком  —  о колхозах, о войне, о голоде. Поделилась материнской печалью о потере сына, перекрестилась, глядя на храм, видневшийся из окна.

Были у нас и походы, ночевки в палатках на берегу реки, обеды у костра… Нас очаровали красивые тихие вечера и густые туманы. Но больше всего поразили далекие деревни с добрыми-добрыми людьми, которые угощали нас и парным молоком, и простоквашей, снабжали горячими пирогами и молодым картофелем. А мы складывали поленницы, носили воду и мыли полы, принимая в благодарность воспоминания тех, кому уже далеко за восемьдесят.

Посещение Тотьмы  —  особая страница в дневнике нашей экспедиции. Старинный русский город с храмами-кораблями. Знакомство с ним мы начали с Троицкой церкви, где покоятся мощи преподобного Феодосия Тотемского. Довольно слаженно пропели «Отче наш» и «Символ веры», приложились к святыне. Искоса смотрю на лица наших девчонок, внимающих рассказу отца Анатолия, и думаю про себя: в какой дивный мир окунулись они  —  дети из детского дома, встретившись с Православием! Ведь им предоставилась удивительная возможность  —  не просто услышать и увидеть, но и опытно прочувствовать то, что является душой народа, его сердцем,  —  веру.

На прощанье с Тотьмой отец Георгий  —  настоятель храма, преподал нам благословение, а матушка вынесла два огромных пирога с ягодами, которые нам очень пригодились по возвращении. Многое не успели еще посмотреть  —  поджимало время, да и устали уже. Спрашиваю для порядка:

—  Не хотите ли еще чего?

А мне хором:

—  Мороженого!

И вновь наша Усть-Печеньга. Впереди еще два похода  —  в Великий Двор, в Княжиху и Нефедиху. Нам рассказывали, что там и говор другой, а те, кто постарше, так и в пестряках ходят  —  это одежда такая старинная, домотканая еще. И правда, ходят ведь и говорят как-то по-особенному. А избы-то какие  —  все в узорах, как в кружевах!

Входя в дом, крестимся на образа, чинно садимся на лавку.

—  Этот сарафан на праздники надевали, а это казачок. Поди-ка, не видали такого?  —  выкладывая из сундука наряды молодости, приговаривает бабушка Раиса. Ей уже около девяноста.  —  А это, гли-ко ты,  —  мое венчальное.

—  Да больно уж оно плоховато выглядит,  —  произношу робко.

—  Так ведь мати моя еще в нем венчалась!

Все посмотрев, прощаемся, благодарим за гостеприимство.

—  Приезжайте еще,  —  говорят.

—  Приедем, коли Бог даст,  —  отвечаем, пытаясь говорить по-здешнему. Нас провожают за деревню.

—  Смотри, собака траву ест  —  видать, к дождю. Хотя как знать  —  все сейчас не так стало… Ну, поезжайте с Богом.

Подошел колхозный автобус, и мы отправляемся обратно. А на другой день действительно пошел дождь.

 

Священник Евгений Палюлин,
руководитель епархиального православного центра социальной помощи
Подписывайтесь на канал "gorodtotma.ru" в Telegram, если хотите быть в курсе главных событий в Тотьме - и не только.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

0 комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе читатель, не могут оставлять комментарии к данной публикации.