Тотьма C

Последние новости

20:18
Тотьма город музеев
эксклюзив
08:50
В Тотьме завершился второй межрегиональный фестиваль творчества «Паруса надежды»
08:36
В Вологодской области уже начали отапливать социальные объекты
11:27
Правительство Вологодской области утверждает программу сохранения объектов культурного наследия
20:35
Именем Станислава Зайцева назвали одну из улиц Тотьмы
10:32
Верховный суд внес ясность в процедуру оплаты услуг ЖКХ
эксклюзив
документ
11:40
Тотемские участники стали призерами областного конкурса «Вологодское подворье»
21:49
«Семейную радугу» впервые увидят в Вологодской области
14:05
Зеленый пояс украсит Вологду
документ
21:10
Второй детский интегрированный слет состоялся в летнем лагере Вологодской области
13:09
Тотьма пышно отметила юбилей
09:09
Тотемский район готовится к отопительному сезону
20:04
«Культурный квартал» обрастает новыми арт-объектами
19:55
Фестиваль народного творчества «Таланты земли Вологодской»
документ
15:46
Как прошел третий «Рубцовский костер»
21:36
Программа мероприятий, посвящённых 880-летию города Тотьмы и 205-летию Форта Росс
эксклюзив
21:09
Россиянам разрешили оплачивать общедомовые расходы по факту потребления услуг
13:11
«Безопасный город» развивается и набирает обороты
12:02
Ремонт дорог в Тотемском районе не сбавляет оборотов
эксклюзив
17:51
В Вологде появились фальшивые купюры
Больше новостей
» » Научно-Археологическое наследие Н. А. Черницына

Научно-Археологическое наследие Н. А. Черницына

Пресса
201
0

Деятельность Николая Александровича Черницына как исследователя восточных районов Вологодской области достаточно многогранна. Будучи увлеченным человеком и истинным краеведом, он занимался изучением края в различных направлениях. Архив Тотемского музейного объединения (ТМО) хранит его работы по палеонтологии, геологии, фенологии, истории края XV-XVIII веков, интересные наблюдения из области этнографии, животного и растительного мира. Немалое место среди них занимают и труды по археологии. В общей сложности объем его работы характеризуют такие данные: 6 публикаций в местных и центральных изданиях, 16 рукописных очерков и набросков, 44 открытых и зафиксированных памятника различных эпох (18 из них исследовано раскопками, вскрыто более 522 квадратных метров площади). Но не только это позволяет судить о деятельности И. А. Черницына. В архиве Института истории материальной культуры находятся научные отчеты о произведенных работах, в научном фонде ТМО - полевые дневники, чертежи, планы работ, неопубликованные наброски, частная переписка. Все это позволяет проследить становление Н. А. Черницына как археолога, систему его взглядов на "первобытную историю".

Родился Николай Александрович в 1888 году в селе Леденгске в крестьянской семье. Рано лишившись отца, самостоятельно зарабатывал на жизнь. Первоначальное образование он получил в Леденгском училище (6 лет), потом с отличием закончил Тотемское училище (4 года). После обучения на педагогических курсах в Вологде получил право преподавания и в 1908 году начал работать в Боровском земском училище. В первые годы учительства Н. А. Черницын вместе с учениками занимался по заданию Вологодского общества изучения Северного края (ВОИСК) фенологическими наблюдениями и был далек от проблем археологии. В 1914 году Н. А. Черницын становится инспектором народных училищ. Его командируют на летние курсы по естествознанию, проводившиеся для учителей в Петербурге, где он получает дополнительные знания по палеонтологии, геологии, биологии и другим наукам, которые постепенно находят отражение в его деятельности. Особое внимание к древностям Николай Александрович начал проявлять в 1920 году, когда был назначен директором Тотемского краеведческого музея (ТКМ).

Для того чтобы понять, с чего начинал Н. А. Черницын, читателю следует напомнить, что Русское археологическое общество (РАО) и Археологическая комиссия только с конца XIX века стали достаточно регулярно обращаться к древностям севернорусских земель. Самые первые сведения о памятниках древности на территории Тотемского уезда были зафиксированы еще в работе А. А. Засецкого, где дается описание Шуйского городка на реке Сухоне 1. При подготовке к VII Археологическому съезду Вологодским статистическим комитетом для сбора сведений об известных древностях были разосланы "опросные листы" настоятелям церквей и приходов, и по их данным зафиксировано 4 городища и 1 могильник2. Памятники неоднократно осматривали любители старины, фиксировали месторасположение, давали описание. Таким образом, в печати стали появляться первые публикации о тотемских древностях 3. В дореволюционное время в России археологические исследования осуществлялись почти исключительно Археологической комиссией при Министерстве Императорского двора. Это объясняется тем, что кадры местных археологов были крайне немногочисленны, а в Вологодской губернии специалистов практически не было. Поэтому неудивительно, что специальные археологические исследования на территории нынешнего Тотемского района проводились членом РАО Н. В. Глазовым только в 1911 году в ходе подготовки к XV Археологическому съезду и были направлены главным образом на поиски городищ4. К тому времени были известны сборы геолога М. Б. Едемского. Изучая геологические отложения сухонской низины, он собирал кремневые орудия, фрагменты керамики5. Но в работах Н. В. Глазова и М. Б. Едемского зафиксированы лишь некоторые местонахождения и даны описания отдельных находок. В наследство от музея Тотемского отделения ВОИСК Н. А. Черницын получил 6 каменных орудий (случайные находки), занесенных в книгу поступлений в фонд археологии, 3 клада сельскохозяйственного инвентаря XV-XVll веков и обширную научную библиотеку.

Началом действительно активной исследовательской деятельности в области археологии послужило сообщение Е. И. Праведникова - художника, преподавателя ремесленной школы в г. Тотьме - об открытии им еще в 1918 году Черняховской стоянки, где "в разрезе обвалов под тонким слоем дерна и позднейших образований ... была подмечена угольно-зольная прослойка, в которой можно было усмотреть черепки глиняной посуды и многочисленные кремневые осколки-стружки, характерные своими внутренними строениями и самые разнообразные по цвету кремня и величине"6. Это была первая стоянка с культурным слоем эпохи раннего металла, зафиксированная в восточной части Вологодской области. "С этого самого времени, - пишет Н. А. Черницын, - началось наше самообразование". В распоряжении краеведа были "Труды Археологических съездов", "Записки Русского отделения Русского археологического общества", монографии А. А. Иностранцева, А. С. Уварова, А. А. Спицына, В. А. Городцова, ставшие его первыми учебниками. В это же время, в 1921 году, предпринимаются первые "рекогносцировочные, очень тщательные обследования" берегов реки Сухоны. Постепенно пополняются коллекции фондов археологии ТКМ (в 1922 году - 55 единиц хранения). Был создан археолого-исторический отдел (первый в музеях Вологодской губернии), организована Научная археологическая комиссия в составе 11 человек, куда входили Н. А. Черницын, Е. И. Праведников, Ф. М. Вахрушов, М. Е. Арсакова, священник Ф. Е. Малевинский и др. Начал работать детский археологический кружок. Потребность в научных консультациях привела к переписке с профессорами Московского университета В. А. Городцовым и А. А. Спицыным. В 1923 году Н. А. Черницын со студентами Московского университета принимает участие в учебно-практических раскопках курганов вятичей под руководством А. А. Спицына, проводившихся в ходе 1-го Вятского областного краеведческого съезда. После этого Н. А. Черницын получает Открытый лист на право ведения самостоятельных полевых работ. Начинается кропотливая работа: каждый сезон - 3-4 исследованных раскопками памятника и новые открытые стоянки в среднем течении реки Сухоны и на ее притоках.

В 1923 году Н. А. Черницын совместно с Е. И. Праведниковым начинает работу на Черняховской стоянке. "Раскопки велись по способу "на перевал", так как в наличии имелся нетолстый слой земли и очень рыхлый грунт. С намеченного места, где должна была пройти траншея, удалялся верхний нанос. Культурный слой снимался горизонтальными пластами и, когда того требовала необходимость, пропускался через "грохот"" (так называли специальные сита с проволочными ячейками 3х3 миллиметра). На памятнике было заложено 6 траншей. В то время это был наиболее простой и распространенный метод исследования. После окончания раскопок Н. А. Черницын отправляется исследовать Старототемское городище. Упоминания о нем имелись и ранее , но культурный слой памятника был выявлен Е. И. Праведниковым лишь в 1921 году. Собирается подъемный материал с вновь открытых стоянок по реке Сухоне, которые Николай Александрович относит к "поздней поре неолита" или, как он его называет, "севернорусскому неолиту". Полевой сезон 1923 года закончился в конце октября, когда из деревни Старовская Пустошь поступило сообщение о найденном "золоте" и человеческих костях. "Несмотря на отчаянное состояние погоды и дороги, я (Н. А. Черницын. - Д. С.) тотчас же выехал на любезно предоставленной Тотемским исполнительным комитетом лошади к месту находок"10. Обнаруженный череп был послан на определение в Ленинград, а "золотой барашек", оказавшийся бронзовой шумящей подвеской-коньком, "подвергнулся чистке песком и водой вплоть до такой степени операции, как действие напильника". На этот Пустошинский могильник XII-XIII веков Н. А. Черницын вернулся на следующий год. В полевых дневниках сохранились интересные записи о том, как отреагировали местные жители на необычный приезд "начальника" по обычному для них поводу: "За Федором приехали, должно быть, в Вологду повезуть. Вот ведь деушка, прауду старики-те говорили, моучать бы яму наде, как и прежде моучали, и схоронить в сторонке, а тяперь яму за покойника-то и разделявайся"11. Обнаруженные в земле человеческие черепа в народе называли "шабаука", а кости - "мостальга". Видимо, подобные находки были и ранее, только сведения о них не выходили за пределы деревни. "Видя такую обстановку, я (Н. А. Черницын. - Д. С.) провел беседу с жителями о краеведении, доисторическом прошлом, охране памятников и вообще". Необходимо сказать, что такие беседы были часты и не проходили напрасно, в ТКМ поступали все новые и новые находки из отдаленных деревень края.

Весной 1924 года Тотемская ремесленная школа поручила преподавателю краеведения Н. А. Черницыну "провести занятия в летней школе исследовательским методом". "Как грамотный человек, желая познакомиться с жизнью своих предков, берет книгу и, читая страницу за страницей, узнает свое прошлое, так и геологи, археологи, рассматривая и изучая слои ... отыскивая памятники и сравнивая их, читают прошлое земли"12. Дети хотели познакомиться с "азбукой, при помощи которой можно читать". Орудия из кремня они называли "буквой", а орнаментированные фрагменты керамики были для них "целой страницей" прошлого. Так начались исследования Старототемской стоянки . В том же году производятся раскопки Марьинского и Зареченского могильников на реке Сондуге, а в ТКМ появляется необычный экспонат - вырезка погребения из Пусто-шинского могильника. В 1925 году Н. А. Черницын предпринимает разведки по реке Кокшеньге. Опираясь на литературу и случайные находки, хранившиеся в музее, он составляет карту, намечает маршрут. Результатом поездки было открытие пяти стоянок и трех могильников. Немаловажное значение имеют наблюдения, записанные Николаем Александровичем. Оказывается, еще в конце XIX века в деревне Дорофеевской при венчании завертывали кремневые наконечники в тряпицу и надевали на нательный крест, веря, что они могут отразить всякое несчастье и охранить от порчи. Кремневыми стрелами охотники натирали ружье, чтобы охота была удачной, рисовали на земле "то медведя, то волка и убивали их" самодельными стрелами, потом наконечник привязывали к ружью . Некоторые бронзовые украшения средневековой эпохи, найденные в деревнях, считали "божьим даром", хранили и передавали из поколения в поколение как семейную ценность, а железные изделия чаще всего были детскими игрушками.

Постоянными спутниками Н. А. Черницына в его экспедициях и экскурсиях-разведках были учащиеся школ - члены Общества юных любителей краеведения. Начало 1920-х годов было самым тяжелым временем в финансировании музеев Вологодской губернии, но экспедиции ТКМ не требовали больших денежных затрат. Ребята добирались до места раскопок на лодках, взяв с собой лишь сухари да лопаты, жили в самодельной палатке, питались тем, что давали лес и река. По результатам работ выпускался рукописный журнал "Юный археолог".

Долгое время активным участником экспедиций был Евгений Иванович Праведников. Он родился в Петербурге в 1890 году в семье крупного промышленника. После окончания университета участвовал в первой мировой войне, а в 1917 году был вынужден уехать в провинцию, в Тотьму. Работал преподавателем в ремесленной школе, состоял членом Тотемского отделения ВОИСК. Е. И. Праведникову принадлежит право открытия пяти стоянок на Сухоне, в 1922 году он предпринимает самостоятельные раскопки Боровской стоянки15. В экспедициях ТКМ Евгений Иванович вел полевую документацию, делал фотографии, зарисовки погребений, вычерчивал стратиграфию и могильные ямы. В 1929 году Е. И. Праведников уехал в Москву и работал художником в издательстве "Детская литература". В 1936 году в Третьяковской галерее прошла персональная выставка его работ, а в следующем году Е. И. Праведников был арестован. Умер он в тюрьме в 1940 году. 1926-1928 годы были, по всей вероятности, для Н. А. Черницына временем осмысления накопленного материала. Активные полевые исследования не проводились, хотя не прекращались сборы подъемного материала с известных памятников. В фондах археологии ТКМ было собрано уже более 1400 экспонатов, формировались новые экспозиции. К этому времени относятся и основные труды Николая Александровича по археологии. Большая часть из них так и осталась в рукописном варианте, вероятно, потому, что для автора они представляли "соображения, которые следует иметь в виду, найти им новые подтверждения или опровергнуть" . В этих работах Н. А. Черницын открывает и свое восприятие археологии как "науки о творениях вымерших поколений человечества". Берега Сухоны постоянно привлекали его и, чувствуя себя археологом, Николай Александрович стремился "заглянуть в почвенные отложения, внимательно исследовать и изучить, дать ответы историку там, где он "без шпаги", где он бессилен". Вслед за своим "книжным учителем" В. А. Городцовым период истории человечества, не оставивший памятников письменности, Н. А. Черницын именовал первобытным, или доисторическим, и делил на доиндустриальную и индустриальную эры; в последней он выделяет каменный и металлический периоды. Различные эпохи - эолитическую, археологическую, мезолитическую, палеолитическую, неолитическую, палеометаллическую и неометаллическую - он подразделял на три поры: раннюю, среднюю и позднюю1 . Последующее развитие науки показало, что такая периодизация не оправдала себя. Вероятно, поэтому многие памятники были датированы Н. А. Черницыным не совсем верно. По сохранившейся документации невозможно отнести Н. А. Черницына к какой-либо школе или направлению советской археологии. По всей вероятности, он был далек от бурных процессов, которые происходили в то время в ведущих археологических учреждениях страны, несмотря на то, что бывшая участница его экспедиций Мария Ермолаевна Арсакова, обучавшаяся на археологическом отделении Московского университета, привозила ему лекции ведущих профессоров, новые издания и материалы из раскопок В. А. Городцова (керамику и кремень) для "сравнительных целей".

В своих исследованиях Н. А. Черницын пытался выйти за рамки краеведческой археологии, полевые исследования проводил в основном "методом подвижной траншеи", материал обрабатывал на основе типологической классификации В. А. Городцова. Современная археология шагнула далеко вперед и подвергла сомнению существовавшие в 1920-е годы схемы, поэтому некоторые работы Н. А. Черницына носят сегодня в большей степени историографический, нежели научный характер. Для изучения собранных им коллекций требуется по-новому произвести классификацию находок. Но это уже сегодняшний взгляд, а тогда исследования краеведа получали высокую оценку ведущих археологов.

Политическая ситуация конца 1920-х - начала 1930-х годов сказалась и на краеведческом движении: его обвиняли в поддержке национализма и местного патриотизма. Начались гонения на религию и церковь. Видимо, этим объясняются смена экспозиций в музее и активная деятельность Н. А. Черницына на посту заместителя председателя Союза воинствующих безбожников. В этом ключе им проводится активная популяризаторская работа, издаются листовки, читаются лекции на темы: "Происхождение человека", "Жизнь древних людей".

К активным полевым исследованиям Н. А. Черницын возвращается в 1928 году. На Усть-Царевской стоянке им было заложено 7 траншей. В 1930-е годы в разведках по средней Сухоне и ее притокам было открыто более 15 памятников и местонахождений, относящихся к разным археологическим эпохам. Результаты многолетних исследований позволили составить археологическую микрокарту Тотемского района, и первоначальный ее вариант был создан в 1939 году. В том же году при работах на Яснополянской стоянке Н. А. Черницыну "пришлось избрать когда-то лично рекомендованный А. А. Спицыным метод глобального вскрытия с одновременным наблюдением вертикальных срезов" . Впервые площадь раскопа в 93 квадратных метра была разбита на привычные сейчас для каждого археолога квадраты. Земля, как и раньше, пропускалась через "грохот". При обработке материалов делалась попытка изменить типологию, хотя в основе оставался все тот же принцип "индустриального развития каменных орудий". В отчете за полевой сезон 1939 года значатся раскопки стоянки в устье Толшмы, коллективного захоронения под г. Тотьмой, относящегося к 1539 году, и разведки в устье реки Старой Тотьмы. Финансирование экспедиции в размере 1122 рублей осуществил ТКМ.

Н. А. Черницын продолжает поддерживать научную переписку с В. А. Городцовым, А. А. Спицыным, А. В. Арциховским, М. Е- Фосс, делает попытку поступить на археологическое отделение Московского университета, получить высшее образование. Но, приехав в Москву, "испугался и побоялся на долгое время оставить семью".

По просьбе Института истории материальной культуры (ИИМК) Н. А. Черницын принимает участие в составлении археологической карты земледелия эпохи неолита, бронзового и раннего железного века на территории СССР, отправляет в Москву перспективный план работ на 15 лет. Летом 1941 года планировались исследования на Яснополянской стоянке с вскрытием 150 квадратных метров, для этой цели выделялось 1200 рублей, но планам не суждено было осуществиться. В послевоенное время активных археологических изысканий Н. А. Черницыным не проводилось, сказывался возраст. Директивы из Москвы направляли деятельность краеведческих музеев на освещение социалистического строительства, поиски внутренних природных ресурсов края, особенно важна была идейно-политическая выдержанность экспозиции и оформления выставок. Достаточно интересные выводы сделала областная проверка ТКМ в 1947 году.

"Первобытнообщинный зал представляет безыдейный показ экспонатов. Марксистской, диалектической, исторической наглядной последовательности в развитии производительных сил и производственных отношений нет. Нет ни одного выражения Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина, характеризующих особенности общественного строя. Родовой строй вообще не показан так, как о нем говорит Энгельс, а представляет целую стену археологических коллекций камней" 19. Археологические исследования в Вологодской области в послевоенное время проводились в основном работниками ИИМК в центральных и западных районах. Н. А. Черницын принимает активное участие в первой паспортизации памятников археологии, проводившейся по постановлению правительства в 1948 году, руководит кружком, оформляет новую экспозицию зала первобытной истории. В фондах археологии ТКМ к этому времени насчитывалось 3406 единиц хранения. В 1948 году Николай Александрович отправляет в ИИМК две статьи. Одна из них - "Могильники племенных групп XI- XII вв." - была опубликована только в 1966 году, правда, под другим названием20. Вторая статья - "Археологическая карта Тотемского района Вологодской области" - пролежала в отделе редакции 2 года, "так как опять было поставлено на вид, что печатается много посторонних работ (не сотрудников института)" 21. Сама карта, хотя и экспонировалась на Археологической выставке Всесоюзного археологического совещания в Москве в 1945 году, вышла в свет лишь в 1950 году. На карте было отмечено 13 стоянок неолита, 7 стоянок раннего металла, 10 могильников, 4 городища и 23 местонахождения отдельных предметов 22.

Оценивая с позиции сегодняшнего времени деятельность Н. А. Черницына, можно говорить о кропотливой работе "краеведа-самоучки". В своем стремлении пополнить археологическую карту Вологодской области он не был одинок. В 1920-1930-е годы подобные обследования проводят А. А. Алексеева и К. К. Морозов в Череповецком районе, В. В. Гарновский - в Шольском, Б. М. Яковцевский - в Устюженском. Труды Николая Александровича отражают уровень развития региональных археологических исследований в довоенный период. Его работа по угро-финским могильникам до сих пор представляет научный интерес, а составленная карта является основой для дальнейших профессиональных исследований. Несомненно то, что к материалам Н. А. Черницына еще неоднократно будут обращаться специалисты.

Николай Александрович был первым вологодским археологом, проводившим самостоятельные раскопки. Из 44 открытых им памятников на сегодня 27 полностью размыты и распаханы, и собранные коллекции являются единственными источниками их изучения (к 1951 году фонд археологии ТКМ насчитывал 3421 единицу хранения). О том, какую оценку специалистов получила его работа в 1920-1930-е годы, говорит отзыв профессора А. А. Спицына (январь 1930 года): "Н. А. Черницыным исследованы несколько стоянок каменного века в том районе, который до него оставался совершенно неизвестным. Древности каменного века по Сухоне известны только по этим работам. Не менее важно, также весьма интересно исследование могильников XII в., где они также не были известны. Изучение находок производится Николаем Александровичем со знанием литературы и вполне научным методом. В семье русских археологов имя Н. А. Черницына пользуется известностью" 23.

По стопам краеведа в 1937 году проводит экспедицию по реке Сухоне М. Е. Фосс, проверяя данные прошлых лет. Полученный материал вошел в работу, посвященную изучению неолита Севера . В 1958 году Вологодская археологическая экспедиция под руководством А. В. Никитина производит разведки по Сухоне с целью обследования средневековых городков и городищ. На протяжении более чем десяти лет изучение мезолита и неолита Сухоны продолжает экспедиция института археологии под руководством С. В. Ошибкиной 24. В 1979 году Вологодская археологическая экспедиция под руководством Н. В. Гуслистова начинает раскопки финно-угорских могильников, с 1990 года в Тотемском районе работает Сухонский отряд Северорусской археологической экспедиции под руководством М. В. Иванищевой. Сейчас на территории Тотемского района известно более 100 памятников различных археологических эпох. И немалая заслуга в этом принадлежит исследованиям первого археолога района - Николая Александровича Черницына.


Подписывайтесь на канал "gorodtotma.ru" в Telegram, если хотите быть в курсе главных событий в Тотьме - и не только.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

0 комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе читатель, не могут оставлять комментарии к данной публикации.