Погода в Тотьме C

» » Вечный странник

Вечный странник

Пресса
274
0

Когда в начале девяностых Сашка Митюков вернулся из армии в родной совхоз Погорелово Тотемского района, делать там было нечего. Хозяйство развалилось. Водительские корочки молодого человека стали никому не нужны. Правда, он умел шить на машинке, но как профессию это умение совсем не воспринимал.

В Ханкалу

Еще в школе Сашка женился на… своей учительнице. Росла дочка Леночка, и семья нуждалась в деньгах. Он хватался за любую временную работу и однажды познакомился с таким же шабашником Евгением. Отчаянный Женька и предложил Сашке уехать … воевать. Так в 1995 году друзья оказались в вертолете, летящем на военно­распределительную базу в Ханкалу.

В Ханкале их разбросало — Сашка попал в мото­стрелковый полк под командованием полковника Михаила Малофеева, расположенный под Гудермесом, — в самом пекле первой чеченской кампании. Через пять лет генерал­майор Михаил Малофеев погибнет в бою и получит посмертно звание Героя России.

«Это была не война, а беспорядочное столпотворение, — вспоминает сегодня Александр Митюков. — По ночам сначала долго не мог уснуть под канонаду, а потом эта «музыка» стала для меня колыбельной. Без нее мучила бессонница».

Через несколько месяцев под Аргуном колонну, в которой он ехал, расстреляли боевики. Пуля остановилась в двух метрах от Сашки, насмерть уложив его товарища, а сам он провел потом много дней на больничной койке в Волгоградском госпитале. Там вологжанину сказали, что закадычный друг его Женька, с которым вместе уходили воевать, погиб в бою.

Чеченский синдром

Вернувшись после ранения домой, Сашка на все деньги купил приличную одежду братьям и матери и… запил. Со своей женой­учительницей они развелись, работы по­прежнему не было, даже орден Мужества, который приехал из Чечни вслед за Сашкой, не помог.

«Я не хочу и не буду никогда вспоминать эту войну, — горько усмехается рано повзрослевший парень. — И орден этот мне вовсе не дорог. А Женька­то оказался жив! Он вернулся с войны, но потом по­дурацки погиб уже здесь, в Тотьме».

Осенью 2001 года взял Сашка билет до Вологды и… пришел трудником в Прилуцкий мужской монастырь. Поселили его в гостевом доме при монастыре, но сразу предупредили — на неделю и не больше, потому что страждущих там и так хватало. «Потом посоветовали мне под Грязовец перебраться, — рассказывает Александр. — Там как раз новый мужской монастырь открыли. Старинный храм надо было реставрировать. Словом, люди были нужны, и я уехал».

В селе Юношеском, в старинном Павло­Обнорском монастыре батюшка отец Анфилофий внимательно выслушал историю его жизни, посмотрел документы и оставил в приходе.

В старом монастыре приходилось трудно. Ни отопления, ни воды, ни удобств. Питались скромно, одевались «во что Бог пошлет», то есть принесут сердобольные прихожане. В монастыре Сашка был самым молодым.

Золотая моя столица

В 2002 году, справив Пасху, Сашка собрал нехитрые манатки, вышел на большую дорогу и сел в первую попутку до Москвы. Через день он оказался на заветном пятачке, куда приезжают за дешевой рабочей силой прорабы с больших столичных строек. За месяц работы Сашка получил 5 тысяч рублей плюс бесплатное питание.

До того он в Москве не был ни разу, поэтому в свободное от работы время ходил с приятелями по широким проспектам и набережным, глазел на полированный мрамор и тонированные стекла банков и ресторанов, шикарные витрины недоступных магазинов. То ли во время такой прогулки, то ли на очередной шабашке у Сашки сперли документы. В Вологду возвращался нелегалом — тоже на попутках.

Узник 6­го отряда

На первый раз отец Анфилофий простил. И снова Сашка таскал воду, колол дрова и кутался в поношенные кем­то ватники. Он прикипел к монастырю душой, совсем бросил пить, стал спокойно спать и в большой мир возвращаться не торопился. Однако нужно было выправлять новые документы, поэтому на майские праздники 2003 года Александр Митюков вернулся в Тотьму.

Драку на 9 мая он почти не помнит. Пили с двумя приятелями, гораздо младше его, а потом пошли к соседу просить еще водки. Вроде ударил и, наверно, сильно, потому что мужчина умер, а Сашка с приятелями на следующий день оказался в изоляторе. «Голова с похмелья отказывалась соображать, поэтому сначала я даже не понял, что случилось и где я, — вспоминает осужденный. — Когда дошло, думал, дадут десять лет, не меньше».

Дали шесть с половиной. Статья, по которой судили Александра Митюкова, называется «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего» и считается тяжкой, почти как убийство. Осужденные по этой статье отбывают наказание в колонии строгого режима. Митюкову повезло попасть в Шекснинскую колонию № 17­ одну из лучших в Вологодской области.

За три года, проведенных за колючей проволокой, он не сделал себе ни одной наколки, не написал ни одной жалобы, как это принято у осужденных. Подал только месяц назад ходатайство о помиловании. Он ходит в спортзал и вновь мечтает о семье, которую, может быть, сможет вернуть. Жене он написал только одно письмо, которое… не отправил, потому что уверен — его не захотят видеть. К нему вообще никто не ездит на свидания.

Нынешняя осень станет, возможно, последней, которую он встретит в колонии. На минувшей неделе начальник отдела по вопросам помилования Правительства Вологодской области Вячеслав Леднев сообщил, что ходатайство Александра Митюкова подписано губернатором области и уже направлено Президенту России.

 

Юлия Лаврова


Подписывайтесь на канал "gorodtotma.ru" в Telegram, если хотите быть в курсе главных событий в Тотьме - и не только.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

0 комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе читатель, не могут оставлять комментарии к данной публикации.