Погода в Тотьме C

» » Описание Соловецкого монастыря и его принадлежностей.

Описание Соловецкого монастыря и его принадлежностей.

История
366
0
Внутри оного монастыря строение все каменное из кирпича, а стена, что вокруг монастыря, сделанная наподобии крепости, с восьми башнями из дикого камня. В нем в шести церквах четырнадцать престолов; в первой, в соборе, — настоящий храм Преображению Господню, с правой стороны — придел Собору Архангела Михаила и прочим бесплотным Силам, с левой стороны — предел преподобным отцам Зосиму и Савватию, в котором и мощи их в серебреных раках, запечатанных Петром Великим, препочивают. Вверху над собором на своде по углам четыре престола: в главах первый — двунадесятьми, второй — седьмидесятьми апостолам, третий — великомученику Феодору Стратилату, четвертый — преподобному Иоанну Списателю Лествицы; во второй соборной теплой церкви — Успении Пресвятыя Богородицы, во оной же церкви на верху два престола: первый — усекновению Честныя Главы Иоанна Предтечи, второй — великомученику Димитрию, Селунскому чудотворцу. В оной Успенской церкви братская трапеза и при ней кухня, келарская и хлебодарня, а внизу хлебопекарня, просвирная и несколько для жительства трудников келей; в третьей церкви, под колокольней, — престол Николаю Чудотворцу; в четвертой, больничной, — Филиппу митрополиту Московскому; в пятой, над Святыми Воротами, — Благовещению Пресвятыя Богородицы; в шестой, деревянной, за монастырем на кладбище, — преподобному Онуфрию Великому. Между собором и колокольнею в каменной часовне под спудом препочивают в земле мощи преподобного Гермона, который при начале сего монастыря жил на оном острову с преподобными Зосимом и Савватием. В помянутой монастырской хлебопекарне есть в столе небольшой Одигитрии Богоматери явленный образ, который, как сказывают, от бывшего пред сим пожара остался невредим.
      В ризнице нашел я очень много достойных любопытства и примечания вещей: два золотых осеняльных креста, подаяния царя Иоанна Васильевича, весом один три, а другой полтора фунта; золотой же потир или для причащения чаша, убранная каменьями, весом пять фунтов; архимандричья шапка с разными драгоценными каменьями и крупным жемчугом, по оценке в тридцать тысяч рублей, подаяния царя Алексее Михайловича, а другая — его духовника, только не так дорога, всех же шапок восемь разных доброт и цен; четырнадцать хороших архимандричьих риз, у которых оплечья, а у некоторых из них и подольники унизаны крупным жемчугом и усажены разными драгоценными каменьями; на лучших ризах есть два достопамятных жабовых камня, один в вершок, на нем вырезан баральеф Благовещения Пресвятыя Богородицы, а другой более того со изображением, баральеф же, Михаила Архангела во весь рост; восемь дьяконских стихарей и шесть орарей, также унизанных крупными жемчугом, и некоторые из них украшены каменьями и золотыми крестами; довольное число, также с жемчугом и каменьями, патрахилей, поручей и архимандричьих набедренников и палиц, и прочих облачений и покровов; сверх того, две драгоценных плащеницы, шитые шелками, с каменьями и жемчугами; нисколько дорогих Евангелиев, писанных и печатных, из которых достопамятнейшее — княжны Пожарской, писанное самою ею во времена Дмитрия Ивановича Донского. В книгохранительнице при соборе изрядное собрание книг древних печатных, на съедение плесени и моли преданных; достапамятные из них есть книга, писанная полууставом с золотом, на александрицкой листовой бумаги, житие преподобных Зосима и Савватия, с лицевым на всякое чудо и приключение изображением; за оную книгу, сказывают тамошние монахи, уже давали им пятьсот рублей; другая ж подобная сей в пол листа. Вторая книгохранительница, состоящая в ведомстве того же монастырского духовника отца Клеопы, чаятельно наполнена не малым вздором, состоящая из полуторых тысяч скорописных книг, в числе коих есть до ста одних сборников, множество экземпляров Скрижалей, Лествечников, Каменей веры и прочих тому подобных старинных книг; оныя они потаенным образом дают списывать раскольщикам, что чаятельно нарочито умножает число отщепленьцов, почему и жалеть надобно, что оныя библитеки не отбраны под сохранение синода.
      В ружейной палате множество старинных ружей, ружейных стволов, лож, порошниц, луков, стрел, пистолетов, шпаг, шишаков и прочего старинного военного орудия, и несколько платья, что все не составляет важности, а есть только три жалованных от государей с золотыми и серебренными в высечками булатных шпаги в хороших позолоченных, серебром оправленных ножнах, а других никаких любопытных вещей нет; а имелось много, но в предосторожность нынешней со Шведом войны прислан был в Соловецкий монастырь с несколькими человек военной команды из Петрозаводска советник, (который на Соловецком острову сделал три ничего не значащих батареи, чрез коих рвы мы с Сергеем Николаевичем Синявиным через перескакивали), и ему для вооружения бывшей с ним команды военной позволено было сию ружейную палату разобрать, то из нее возами брал, и возами ж назад отвозили. По стене, что из дикого камня вкруг монастыря, а больше в башнях, лежит несколько изрядной величины медных старинных, теперь уже в употребление негодных пушек и в пороховом магазеине пороху и ядер.
      Оный монастырь не состоит под ведомством епархиального архиерее и его консистории, а зависит во всем от синода ставропигиальным; в нем во время моей бытности был архимандрит Иероним: по данному изстари сему монастырю пред прочими преимуществу, служить литургию подобно архиерею, со осенением свечами, и принимает дары, только что никого не может посвящать даже и в стихарь и облачается во обыкновенную архимандричью одежду в алтаре. Иеромонахов в сем монастыре в мой проезд было одиннадцать, иеродьяконов 4, монахов четырнадцать, бельцов, чтущихся к пострижению, четыре; вместо штатных служителей дано для оборонительства от набегов иноземцев от Петра Великого солдат вечно 300 человек. Пороховая казна и пушки, оные солдаты, которых во время моей там бытности, на лицо с малолетними их детьми состояло девяносто один человек, находятся и поныне в ведомстве и распоряжении того монастыря архимандрита, на караулах и бекете, при исправлении разных монастырских работ; из них некоторые обучены иконописному, резному, гредировке, столярному, сапожному, портному, кузнечному и отчасти и слесарному мастерству. Архимандрит получает из Архангельской казенной палаты годового штатного жалованья 500 рублей, для приезжающих господ 300 р.; наместник Симон 50 рублей, казначей 25 рублей, иеромонахи но пятнадцати и иеродьяконы по тринадцати, монахи по девяти рублей; сверх же сего, делят из сборной от богомольцев за молебны и всенощные кружки половину, а другую оставляют на монастырские расходы и на трапезу для всего монастыря и приезжающих богомольцев; из дележной же половины архимандрит себе берет против всех половину, из остальной же затем части последнему иеромонаху в год достается от ста до полуторых сот рублей; а также и на солдат обыкновенное солдатское денежное оным соловецким солдатам для наблюдения караулов за содержащимися в ссылке офицер, несколько сержантов и копралов определяется от Архангельского баталиона.
      Во оный монастырь каждый год в марте месяце большие чайки прилетают и живут внутри и около монастыря до августа месяца, и выводят в монастыре и около на крышках и возле дорог своих детей, и во все оное с марта до августа месяца время так смелы и не боязливы, что их можно ловить рукам. А в августе месяце прилетают вороны и, выгнав из монастыря чаек, живут всю зиму до марта месяца, а в марте опять прилетают чайки и выгоняют воронов.
      Сей монастырь стоит на острову Белаго моря, называемом Соловецким (по которому и оный монастырь таковое ж название имеет), который длинною почитают до 75 берегом, вокруг моря до 150, а шириною не равен, однако ж самое широкое место не больше 30 верст, собою продолговат, и море около его обошло мысами и завонями; лежит от севера к югу; на нем, по объявлении тамошних жителей, до 170 небольших озер, в них ловится рыба: лещи, щуки, окуни, а изредка и плотицы; звери всегда бывают олени, лисицы, зайцы и белки; а гадов никаких нет. Достойного ж примечания то, что Филипп митрополит, во время своей в Соловецком монастыре бытности игумном, провел из озера в озеро не широкие канавы, а из ближних в лежащее при самом Святом Святое озеро, и на проведенной в него чрез монастырь канаве, между монастыря, внутри ж монастырской каменной ограды, во особом дворе построена каменная ж о четырех жерновых камнях и толчеею водяная мельница; в ней толкут и мелят разный хлеб на монастырские разные потребы.
      Во оном монастыре, на особых близ монастыря дворах, держат лошадей и быков, а кобылиц и коров, будто по завещанию преподобного Зосима, не держат; на лошадях исправляют монастырские работы и небольшую пахоту, а быков употребляют на езду работникам и солдатам, а залишних лошадей и быков продают; сено ж на прокормление их имеют свое и никогда его не покупают, а косят оное горбушами на Соловецком, Анзерском и Заицком, а больше на двух Муксалмых островах, ибо два оных острова рядом один с другим как будто сенокосные при реках лежащие луга, и для того Филиппом митрополитом во время в Соловецком монастыре игуменства, затем что преподобным Зосимом запрещено на Соловецком острову держать коров, там выстроен был коровий двор, где для довольствия монахов молоком и маслом, а солдат и работников говядиною, держали коров и быков; по отбытии ж его из Соловецкого монастыря в Москву в митрополиты, тот коровий, наступившим на его место игумном, разорен, и коровы вся распроданы, а оставлены одни только быки, которых содержать и поныне на Соловецком острову, а с тех Муксалмых островов получают сено.
      Из Соловецкого монастыря 30-го числа июня, в понедельник в три часа по полудни на монастырских 10 лошадях, в архимандричьей колясочки, с четырьмя для переезду морем гребцами и пятым лоцманом, поехал вместе с капитан-лейтенантом Сергеем Николаевичем Синявиным (который по причине своей в левой руке, от полученных в нынешнее со Шведом сражение ран, болезни, жил по обещанию в Соловецком монастыре три месяца), поехал в Анзерский скит, который расстоянием от Соловецкого острова морем пять, а от монастыря до того Анзерского острова, на котором оный скит, двадцать верст. Сперва ехали срединою Соловецкого острова, а потом берегом того ж острова на восток. Проехавши от монастыря четыре версты, верст десять ехали около глубокой гавани; в нее из моря один только проход, не широкий, в ворота, называемые Железные.
      Отъехавши от монастыря Соловецким островом пятнадцать верст, остановились в сделанной возле моря на берегу того острова монастырской пристани, называемой Рыбалды. В ней живут монастырские промышленники, которые ловят морских разных зверей, рыбу и перетапливают морских зверей сало. Строения во оной пристани деревянного — для приезду архимандрита кельи и часовня; салотопня; для жительства промышленников и работников, — во одной связи, две черных избы, и для прибору звериных и рыболовных снастей и кож три анбара. Мы, оставив лошадей и повозки, поехали при противной, не очень большой погоде в простой монастырской лодке морем.
      Будучи ж салмою или плесом, видны были вдали в правой стороне два вышепомянутых Муксалмых острова, (на которых прежде был довольно для монастыря достаточный коровий двор); они расстоянием один от другого не более полу версты, оба во окружности до тридцати верст, а в левой, вблизи два небольших, низких и ровных острова, Замошня и Золотуха; они по тамошнему обыкновенно, по низкости и ровности называются коргами; на них промышленники бьют морских зверей белуг, нерьпов и зайцев.
      Проехавши морем, плесом пять, да около Анзерского острова десять, итого — пятнадцать, да Соловецким островом сухим путем пятнадцать, а всего от Соловецкого монастыря тридцать верст, в десять часов по полудни приехали к Анзерскому скиту и пристали в келье живущего там из Соловецкого монастыря иеромонаха Серафима.
      Оный скит стоит на острову Белаго моря, называемом Анзерский (по которому и скит таковое ж название имеет), который в окружности до шестидесяти верст, а широта его не ровна, однако ж в самых широких местах не более десяти верст, весьма лесист, травлив и часто горист; на нем до шестидесяти небольших озер, в них во всех никакой рыбы, кроме окуней, не ловится; на оном острову всегда бывают звери: олени, лисицы и зайцы; птицы: тетеревы глухие, полевики и куропатки; гадов никаких на всем оном острову нет.
      Скит сей построен на конце выдавшейся из моря в Анзерский остров, версты на три, довольно глубокой, но не широкой Троицкой губы; в известное время ловится в ней очень много семги, и по объявлению господина Ивана Александровича Маркова, каргопольского купца, бывшего монопольного откупщика сельдяных промысл, самая по всему Белому морю изобильная сельдяная ловля.
      Во оном ските одна каменная церковь, в ней настоящие храм Живоначальной Троицы, придел — преподобному Михаилу Малеину; возле церкви каменная часовня, в которой под спудом препочивают мощи преподобного Елиазария Анзерского, начальника сего скита. Неподалеку от церкви несколько малых пустых келей, а жилых только две. В четырех от сего скита верстах, на том же Анзерском острову, на высокой горе, названной Голгоф, бывшим в Анзерском ските иеромонахом Иисусом построено пять малых келей одна от другой особо, и жил он там с четырьмя учениками, тело ж его погребено в часовне на самом верху тоя горы Голгофа; возле оной часовни оным же иеромонахом Иисусом построена маленькая деревянная церковь во имя Страстей Христовых; в ней, по нежительству теперь на той горе никого, служба бывает весьма редко. А и в Анзерском ските в мой проезд жил один только иеромонах да послушник, присланные из Соловецкого монастыря для сбережения церкви, а прежде бывало от тридцати до шестидесяти монахов, кроме бельцов. В сем ските и поныне в тамошней ризнице хранятся жалованные грамоты, даванные от государей Михаила Феодоровича и от Алексея Михайловича иеромонаху Елиазарию на рыбные ловли и о жалованных монахам деньгах. И во оном ските, также как и в Соловецком монастыре, есть чайки, живущие по переменно с воронами, только что не так много, не столько смелы и гораздо сердитее соловецких, гнезды имеют около дорог и по крышкам строений. Во оном ските по приезде того ж 30-го числа в понедельник слушали всеночную и ночевали в кельях иеромонаха Серафима.
      А во вторник первого числа июля слушали литургию (и) молебен; после ж обеда с показанным иеромонахом ходили на помянутую гору Голгоф, где служили в церкви Страстем Христовым молебен с акафистом, а в часовни по иеромонах Иисус литию, а оттоль пришедши, напившись чаю и посмотревши жалованных грамот, при противной же небольшой погоде, поехали ночью обратно в Соловецкий монастырь тем же путем, как и оттоль ехали; а в монастырь приехали июля 2-го числа в среду.
      В субботу 5-го числа июля ж, в монастырской восьмивесельной шлюпке, и данными для гребли от прапорщика Семена Семеновича Верховитинова монастырскими ж солдатами, вмести с помянутым господином Синявиным и Архангелогородского баталиона с майором Ильею Федоровичем Беляевым (который в мой проезд жил в Соловецком монастыре для исследования дел о ушедшем из-под караула бывшем в ссылке господине и о покраденных монастырских свечных трехсот рублей деньгах) и с женою его Татьяною Васильевною и с данным от архимандрита для отправления некоторой службы иеромонахом Венедиктом, ездили после вечерен на Заицкий остров, до которого от Соловецкого острова пять верст морем; по благополучной же и тихой погоде ехали до Заицкого острова менее часа. По приезде туда расположились квартерою в архимандричьих деревянных кельях, построенных нарочно на случай его приезда.
      Оный Заицкий остров во обширности до трех верст, в виде кругл, ровен и весьма каменист; лесу на нем никакого нет, а только одна трава и изредка маленький кустарник; для пристани к нему сделана из дикого камня небольшая для шлюпок и лодок гавань, и в самом оном месте, от пристающих за морскою погодою к сему острову, множество деревянных больших и малых крестов, число коих не менее трех тысяч, где и я с надписанием на жести своего имени, года и месяца прибил близь церкви к большому небольшой крест, а Илья Федорович у самого с приезду к пристани берега поставил большой. На оном острову была одна только небольшая деревянная часовня, а по пришествии своем на оный от погоды ж Петр Великий вздумал из часовни сделать церковь во имя святого апостола Андрея Первозванного, и в одну ночь к часовне пристроен олтарь и освящена. Другого ж, кроме архимандричьих деревянных келей и кухни, никакого строения нет. Каменное строение построено Филиппом митрополитом, и чаятельно, и все селение им же заведено. При церкви никого из монахов нет, а только для сбережения летом живет один трудник, а на зиму, оставив церковь и кельи, приезжает в Соловецкий монастырь. Здесь мы по приезде слушали в вечеру в церкви всенощную, а в воскресенье 6-го числа литургию, водное освящение и молебен и потом, отобедавши, с благополучным небольшим ветром, поехали обратно в Соловецкий монастырь.
      Во вторник 8-го числа того ж июля с Сергеем Николаевичем Синявиным ходили смотреть имеющуюся на том же Соловецком острову пустынь Филиппа митрополита, до коей от монастыря почитают три версты, но там, кроме маленькой кельи, ничего нет. А по оной из монастыря дороге, за скотным двором и кузницам, на самом том месте, где князь Мещерин, во время усмирения живших в Соловецком монастыре ослушников, с своею военною немалою командою под монастырем стоял девять лет, построена часовня, и показанным петрозаводским советником сделана из упомянутых одна батарее.
      А 9-го числа в среду, с вышеписанными господами Синявиным и Ильей Федоровичем Беляевым, на монастырских же лошадях ездили смотреть имеющуюся на Соловецком же острову Савватиеву пустынь, Секирину гору и прочие места.
      В двух от монастыря верстах заходили с дороги в деревянную часовню преподобного Зосима, а неподалеку от нее и в Германову, а в Савватиеву пустынь приехали поздно, для чего там в сделанных для приезду архимандрита и прочих деревянных кельях, ночевали, а до оной пустыни от монастыря почитают 13 верст. На том месте, как сказывают, спасался преподобный Савватий с начала своего на Соловецкий остров пришествия и по день кончины, в память чего и построена над озером деревянная часовня и означенные кельи.
      А 10-го числа в четверток из Савватиевской пустыни ездили в пустынь Сосновку (она так называется по небольшому того ж названия озеру); в ней в деревянной часовне есть небольшой Корсунской Божией Матери явленный образ; возле оной пустыни есть выдавшаяся из моря в Соловецкий остров довольной глубины губа, называемая Сосновая, которая длинною верст двадцать; в ней становятся от морской погоды с грузом суда.
      Из пустыни Сосновки ездили в Исаковскую пустыньку, построенную преподобным Зосимом с начала его на Соловецкий остров пришествия, а Исаковскою она называется по озеру Исакову, на берегу которого она стоит; сие озеро простирается версты на четыре; хлебная его вода, нарочитая глубина и частые, травой поросшие заливы дают мыслить, что оно изобильно рыбою и дичью. Расстоянием от Исаковской пустыни с версту есть вдавшаяся из моря в Соловецкий остров, версты на четыре, не очень глубокая Паламоновская губа; в ней хороший бывает полов рыбы наваги и корюхи. Напоследок из Исаковской же пустыни ездили водою чрез Секирино озеро на Секирину гору, которая на Соловецком острову почитается самою высокою; на верху оной во время нынешней со Шведом войны сделана батарее и маяк; а от оной горы после вечерень npиехали опять в Соловецкий монастырь. Итак, с вышеписанными на малое время отлучками, всего в Соловецком монастыре пробыл с 25-го июня по 13-е июля, то есть, осьмнадцать дней.
Подписывайтесь на канал "gorodtotma.ru" в Telegram, если хотите быть в курсе главных событий в Тотьме - и не только.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

0 комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе читатель, не могут оставлять комментарии к данной публикации.